AndreyDesign Среда, 11.12.2019, 20:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Андрей Лобань

СТИХИ стр.1 (2002-...)

XXX

За жизнь добром оброс не очень-то.
Вчерне всё делал, второпях,
Анкета у меня - сплошные прочерки,
Свершенья – прах.

Нет за спиной великих дел,
Жил и прожил, заслуга ль велика?
И если я кого-нибудь согрел,
То так, слегка.

Кто рядом шёл? Знакомых круг.
И вовсе не враги, и не совсем друзья,
Ведь если кто мне враг и друг,
Так это я.

И чувства, что недавно жгли огнём,
В разлуке быстро забываю.
Любовь без боли как мы назовём?
Не знаю.

Сменяют лето осени дожди,
Но холод сердца время не излечит,
Я все же встречу счастье на пути,
Или не встречу.

XXX

Неба в глазах отсвет, цвет,
Осколка стекла хруст,
Размытый дождем силуэт,
Грусть...

Листьев костер догорел, истлел,
Солнца остаток сил,
Капель постылый напев,
Речитатив.

Память далеких гроз, рос,
Усталость опущенных век,
Утро, покой, мороз,
Снег.

Пройденных лет нет,
Надежд ледяной трон,
Желаний забытых свет,
Сон...

XXX

Я слышу: "Прощай! Не хочу делить
Ни радость с тобой, ни беду!"
Но помню тихое: "Не уходи... "
И никуда не уйду.

Есть слова навсегда, есть на час,
Есть пустые, без правды и смысла,
И те, что вдали ожидают нас,
Во веки веков, и ныне и присно.

Ну, а идущие по собственным следам,
Самим себе прижизненный некролог.
И я не придаю значения словам,
Чей век недолог.

XXX

Последний путь, он один для всех,
Тоннель, ведущий к вечному свету,
Не взяв с собою ни слезы, ни смех,
Стикс перейду и кану в Лету.

Что стало со мной, я так и не смог понять,
Но, что-то, видно, важное я не успел,
На выходе из тоннеля я слышу окрик: "Стоять!"
"Твой путь назад, к череде неконченых дел!"

И раз суждено мне прожить на "Бис",
Значит, я на земле ещё нужен!
А мне говорят: "Ты просто подвис,
И просто перезагружен".

XXX

Пыльное солнце города,
Небо в тисках крыш,
Цепкие лапы голода,
И ты, почему-то, молчишь.

Не громче звука из гроба,
Слезы твои и смех,
И закипает злоба,
Безотчетная злоба на всех.

Визг тормозов, удар,
Нет тебя и почти нет меня,
Железа дыханье, угар,
Смех-травы пятерня.

Серые стены стоят,
Ярких расцветок тлен,
Обезглавленных елей ряд,
Не согнувших колен.

Будто вбивает клинья,
Без полутонов свет,
Нет больше плавных линий,
И причины этому нет.

Губы плотнее сжать,
Вдох, и выдох храня,
Мне некого больше звать,
Да и нет уж почти меня.


XXX

Во времени ритме мерном,
Неверию веры много,
Слово было не первым,
Вначале была дорога.

И жизненных принципов кладь:
"Ты - мне, я - тебе", "глаз за глаз",
Багаж, что не нам выбирать,
Как и рождения час.

Разбив бездействия жуть,
Душу мечтой теребя,
Ты выбираешь свой путь,
А путь выбирает тебя.

Счастье и груды сокровищ,
Ждут тебя на пути,
Но чаще встретишь чудовищ,
Разум все еще спит.

Безудержный гнев и горе,
Безответных вопросов власть...
Да и как, пролетев над морем,
У берега вдруг упасть?

Так лучше сто раз не ждать,
Чем ждать хоть один раз,
И своего не отдать,
Ни потом, ни сейчас.

Чужого отнять не смог?
Хочешь, не хочешь - плати!
Выигрыш - сила ног,
Проигрыш - крыльев культи.

В стремленье взлететь ввысь,
Теряем с землей сцепленье,
И верим в надежду на жизнь,
И агонии ждем продленья.

Усталых шагов не счесть,
Растянутая в года
Дорога была и есть,
И будет она всегда!

...Давят слоны на плечи,
Бесконечного неба распах,
И вечные волны навстречу
Праматери всех черепах...

XXX

В ушах плеск волны и крик,
Пылью наполненных жил,
Врут глаза, и язык
Пол-алфавита забыл.

Мне нужен воды глоток.
Чувствуя времени сдвиг,
Я вижу, как серый росток,
Стал взрослее на миг.

Жажду на нет свел,
Дал на вопрос ответ,
Силу жизни нашел,
Там, где ее нет.

Надкушенный стебель брызнет,
Трех капель хватит вполне,
И я получаю жизнь,
Предназначенную не мне.

Теперь доползти до места,
Где ждет голодный шакал,
И расплатиться честно,
За то, что на время взял.

Капли воды из глубин песков -
Путь без конца, а иначе
Просто еще один смысл слов:
"Взятое в долг подлежит отдаче".

XXX

Какое нужно выражение лица,
Чтобы цыганка отказалась погадать?
И, в достижение счастливого конца,
Мне веры б у кого нибудь занять.

Сломался дней привычных строй,
Уходят журавли прощальным клином,
И жизнь рассечена чертой,
Невидимой, но ясно ощутимой.

Так безразлична, ко всему пришла беда,
Вымарывая серым неба просинь,
И разделила "Навсегда",
На "До" и "После".

Хотел бы спеть, но нет в душе огня,
Чтоб дань отдать дороги серой ленте.
Прошу лишь одного - верните мне меня,
А то, что есть сейчас, куда хотите, деньте!

XXX

«Всегда готов!" - я откликался в детстве,
И мне казалось - я действительно готов,
Явившись в мир рождения посредством,
Простить обидчиков и полюбить врагов.

Весь век служить одной Прекрасной Даме,
Как торжеству и идеалу красоты,
Живущей в озаренном солнцем храме,
И жизнь отдать, осуществив ее мечты.

Или с бригадой бесшабашных партизан,
В далёкой южной маленькой стране,
Где самозванцами свободы дух попран,
Найти пытаться истину в войне.

Или зубами искрошив гранит науки,
Придумав, что нибудь из ряда вон,
Избавить человечество от муки,
Остановив поток кровавых войн.

И людям подарить далекие миры,
Границы невозможного переступить,
И, разведя у дальних звезд костры,
Вселенную к ногам Земли сложить.

Нет в мире ничего мечты красивей,
Оглядываюсь с высоты годов:
Так мало удалось, но остается в силе
"Всегда готов!", и я, по-прежнему, готов!

XXX

И радует меня и удивляет,
Факт моего существованья вновь и вновь,
Я без тоски, но с грустью провожаю,
Уже, наверное, последнюю любовь.

Врываясь в жизнь потоком раскаленной лавы,
Так часто оставляет в сердце лёд и боль,
Но, думаю, мы не имеем права,
Ни восхвалять, ни проклинать любовь.

Её, в отреченье не ждущую бед,
Злую богиню добра со множеством лиц,
Ту, что свободы лишая, дарит за это весь свет,
Волею ветра, вплетенного в бег кобылиц.

Одним сиянием дорогу освещая,
В глазах других навеки гасит свет.
Не важно мне, любовь, она какая,
Мне важно, есть она у человека или нет.

А если есть пред кем душой раздеться,
И видишь солнца луч в ветвей сплетеньи,
К тебе вернутся ощущенья детства,
Что живы в бликах светотени.

XXX

Порок судить имеет право
Лишь только тот, кто чтит Запрет,
И соблюдает миллионы правил,
Проверенных за сотни лет.

Найдется ли такой? Едва-ли.
Но быть таким мечту лелея,
Мы столько раз пороки осуждали,
О сути представленья не имея.

Как, жизнь, прожив слепым кротом,
Представить радугу и день погожий?
И смело рассуждать о том,
Чего вовек понять не сможешь?

Я вижу мир, где женщины не стервы,
Где мудрости и доброты возделаны поля,
И на вопрос: "Кто без греха, пусть первый..."
Все, как один, ответят: "Я!"

В том мире цыганских не будет гвоздей,
И там, до конца Света,
Лежать под грудой камней
парню из Назарета.

XXX

Меня уже не убедит никто,
Что небо твердо и недвижно,
Я ощущаю времени поток,
И в очертаньях облаков я смысл вижу.

Я вновь и вновь впиваюсь взглядом в небо,
Вот показалось что-то, вот его уж нет,
И, как голодный ищет хлеба,
Ищу картины призрачной сюжет.

Но маленькой судьбы кольцо,
Никак не может не замкнуться,
Мои картины наливаются свинцом,
И неминуемым дождём на землю льются.

И то, что раньше было облаками,
Достичь которых суждено немногим,
Подвластно измерению шагами,
Ложится лужами под ноги.

Реальность и мечты меняются местами,
Потоки слез сменяет звонкий смех,
И, освященные веками,
Уже и низ не низ, и верх не верх.

Вода мне предъявляет отраженья лиц,
Среди весеннего садов цветенья,
И, может быть, действительно сторицей,
Вернутся мне мои прощенья?

И пусть, как прежде, празднично-воскресно,
Течет сквозь годы времени река,
И, так же, как и раньше, с интересом,
Заглядывают в лужи облака.

XXX

Я верю, время придет,
Всем, кто горем измучен,
Надеждой в глаза сверкнет,
Рассвета зеленый луч.

Отступят навек болезни,
Войн бесконечный поток,
И без следа исчезнет,
Время проторенных троп.

Соприкоснутся стихии,
Ветер, Огонь, вода,
И целью единой силы,
Объединят навсегда.

И хлынет беззвучный крик,
В прорезь звериных зрачков,
Остановив на миг,
Безудержный бег облаков.

Сгинет заклятие власти,
Откроются семь замков,
И встанет на страже счастья,
Древняя сила подков.

Раны земля залижет,
Воскреснут гномы и фавны,
Звезды придвинутся ближе,
И тайное станет явным.

И в мире, где боли нет,
Светлым огнём пылая,
Наступит Первый Рассвет,
Время придет. Я знаю.

XXX

Я знаю, настанет день,
Явится мне в сны,
Не этого мира тень,
Гость с той стороны.

Холодом бросит в дрожь,
Мрак сотен ночей,
Он спросит: "Зачем ты живешь?
В чем смысл жизни твоей?"

"Сможешь ответить - ответь!
Не знаешь - не отвечай... "
И обожжет, как плеть,
Меня чужая печаль.

Он скажет: "Лишь я один,
Могу миры показать,
Где нету у гор вершин,
И пропастей дна не видать.

Где свет побеждает мрак,
Где мало пустых фраз,
И звезды сияют так,
Что не всякий выдержит глаз.

Там не кончается смех,
Горю причин нет,
И не исчезнет вовек,
Слова и дела след.

Там разум не скован льдом,
Идолов и приличий,
И выберет счастье свое
Каждый себе лично.

Пойдем со мной, человек,
Я знаю короткий путь,
Там места хватит на всех,
Да, впрочем, не в этом суть.

Быть может, там ты найдешь,
Ответ на мой вопрос.
Поймешь, для чего живешь,
Зачем родился и рос.

На миг понимания нить
Протянется между нами.
На то, что хочу постичь,
Взгляну твоими глазами.

Я знаний огонь увижу,
Взлетят откровений искры,
И станет на шаг ближе
Формула жизни смысла.

Я был у истоков сущего,
И если б не нрав мятежный,
Не пал бы гнев всемогущий,
И было бы все, как прежде.

Но нас судьба развела.
Наши дороги порознь,
Промысел - это его дела.
Мои же - всего лишь "козни".

Уходит из тьмы в ничто
Стена меж добром и злом,
И разобрать, кто есть кто.
Время еще не пришло.

Но ссора мне шанс дала,
Нарушив давний запрет,
Я понял, нету добра без зла,
И зла без добра нет.

Смирился я и готов
Нашу забыть вражду.
Но в Дом Золотых Облаков
Просто так не пойду.

Я брошу к его ногам,
Первопричин свод,
И он, снизойдя к мольбам,
"Меня простит и поймет.

Гляди, заметает снег
Мой путь, уходящий в ночь...
Теперь скажи, человек,
Согласен, ты мне помочь?"

Сонную одурь прогнав,
,Я отвечу ему:
"Тому, кто считает, что прав,
Помощь моя к чему?

Ты ставишь над ним закон,
Он будет этому рад?
И, указав на трон,
Скажет: "Садись, брат?"

Думаешь, вместе с ним
Судьбою на власть обречён?
Надетый на рог нимб,
Нелеп и даже смешон!

Под маской твоя голова,
Не сердцем идешь на поклон,
Гордыня еще жива,
Ты вряд-ли будешь прощен.

А цели и смысл там
Отличны от тех, что здесь,
И верить твоим словам.
Стоит ли, ну-ка взвесь?

Да, я стою на пороге,
Но сердце не даст сбой,
Иди своею дорогой,
Я не пойду с тобой"

XXX

Разбереди мне душу черный ворон,
Открой глаза, пусть видят яркий свет,
И хоть мой дом добра и жизни полон,
Вот только мне в том доме счастья нет.

Рассветы и закаты воедино,
Соедини и дай на все ответ,
И в край далекий полети к любимой,
С печальным криком передай привет.

Пр: Не заперты двери,
Холодна кровать,
Надо лишь верить,
Верить, любить, ждать.

Да, что ж мне мало все добра и веры?
Покоя нет во сне и на яву,
Я выйду из дому, захлопну двери,
С размаху упаду лицом в траву.

И что мне пересуды и наветы
Не пожалеющих родную мать?
Рвануть бы за тобою на край света,
И сил найти прощать и забывать.
Пр.


XXX

Под ускользающей луной.
Бегу, вынюхивая тени.
И стада моего покой
На тысячи шагов разменян.

А где-то там, во тьме, мой брат по крови
Слюною давится в сплетенье трав.
И хоть у нас с ним общий корень,
Но я не волк, я — волкодав!

На страже я, как ветер в скалах
Врастаю в песню тишины,
Чтобы длины клыков хватало
Спиною прикрывать чужие сны.

А вот и ночь к концу, светает,
Зевнул и пасть захлопнул, дел
невпроворот.
Проснувшееся, стадо завершает
Свой странный сонный хоровод.

И разбредаются, чтоб им ни крыши и ни дна,
Мол, умные, мол, им виднее,
Я понимаю так - трава везде одна,
А та, что дальше, только кажется сочнее.

И разбежался бы народец бестолковый,
В черт-те какие дали и края,
Оставив нас без шерсти и без плова,
Да только вот командую здесь я!

Им волю дай, далеко ль до беды?
Овец жалеть, так им же хуже!
И я кусаю их за толстые зады...
И лаем собственным разбужен!

Передо мною мисочка с водой,
Пейзаж сквозь жесткие вольера прутья,
И, хоть глаза закрой и вновь открой,
Картина не изменится ничуть.

Так я спросонок лаял? Ай да молодец!
Во сне визжать приличней мопсу!
И мне какое дело до овец?
Кто вообще такие эти овцы?

Но раз такие сны, то я бы должен знать,
Судьба капризна, жизни путь не прямиком,
И если не на пастбище моим костям лежать,
Так, может из детей кто станет пастухом?

Сам не пастух, но предок пастухов!
Пойду, прилягу, ночь еще не скоро,
Я подожду, я годы ждать готов,
Чтоб в снах своих опять увидеть горы.

XXX

Я больше не хочу клевать из рук,
Но мне и раньше сил едва хватало,
Остановиться, посмотреть вокруг,
Послать все к черту, и начать сначала.

Податливее глины, мягче ваты,
В том нет ничьей вины, что я устал,
Упреки отражать улыбкой виноватой,
Смирением, гася страстей накал.

Руками пустоту хватать и снова,
Лежать, срастаясь взглядом с потолком,
Остаться с предпоследним умным словом?
Или уйти победным дураком?

Я больше не хочу клевать из рук,
Но с переменами хлопот не счесть,
Ничто не происходит вдруг,
И век мне быть таким, каков я есть.

XXX

Паштет из трелей соловья и цокота копыт,
Ряд муляжей и декораций из фанеры,
Гротескный мир, бесплодная попытка,
Еще хоть раз во что-нибудь поверить.

Абсурдность лестниц, замкнутых в кольцо,
И свитых лентой первого порядка,
Ведущей бесконечный строй слепцов,
Пропалывать несуществующие грядки.

Бессвязные обрывки глупых слов,
В которых будто-б есть резон,
Роясь, вливаются в потоки снов,
От взглядов, заслоняя горизонт

Все глубже погружаются в песок,
Колонны, подпирающие небо,
И каплями стекает горький сок,
Былое, превращая в небыль.

XXX

Как ветрено здесь,
Как холодно…
Я – Рождающий Весть,
Колокол !

В сером преддверьи рассвета,
С небом наедине,
Молчание мое – жертва,
Покою и тишине.

Но в час торжественно-грозный,
Кончается мой сон,
И воздух, пропитанный бронзой,
Удар превращает в звон.

Восторг и тревогу в души,
голос вселяет мой,
Кто скажет, что я послушен ,
чьей-то воле чужой ?

Я – Рождающий Весть,
Колокол !
Но как одиноко здесь,
И как холодно…

XXX

В огонь войны,
За все, что свято,
Уходим без вины,
И без возврата.

Вцепись и рви !
Иль в прах ложись,
Цена крови,
И в капле - жизнь.

Но путь пройден,
Тебя сковал,
Посмертный сон,
Последний перевал.

Оставят вдов,
И наши и враги,
И не слыхать шагов,
Сквозь вой пурги.

Во имя тьмы,
Во благо виноватых,
Уходим мы,
Нам нет возврата.

XXX

Как это здорово – сорваться с места !
Швырнуть за плечи первую версту,
И вереницу дней привычно пресных,
И неизбежных сборов суету.

Шуршат ли тихо под тобою шины,
Или ты делишь путь длиной шагов,
Веслом ли пенишь воду – все едино,
Шагнувший вдаль – свободен от оков.

Вперед глядишь и радостно-тревожно,
Губами ловишь капли первые дождя,
И оглянулся бы, но оглянуться можно,
Лишь до черты невидимой дойдя.

Ее как - будто нет, но ты внезапно,
Почувствуешь, что путь пройдён,
И, что пора бы повернуть обратно,
И пусто на душе, и зыбок сон.

И, где-то там, на берегу крутом,
Ты вспомнишь все, во что когда-то верил,
Узнаешь, дорог ли тебе твой дом,
И возвращение оценишь в полной мере.

И ты поймешь в кругу родных и близких,
Вот оно счастье, в этом жизни суть !
Подушка, телевизор и сосиски…
И хочется рвануть куда-нибудь !

XXX

Незашлакованость суждений,
И непредвзятый взгляд со стороны,
Быть может нам подарят откровенье,
Но не избавят от предчувствия вины.

И даже если мы избавимся от шор,
И перестанем получать удары в спину,
Нам остается глаз неподнятых укор,
И слово злое, что вдогонку кинут.

Их кругозор - побольше в дом!
Беседы - "феня" горько плачет...
Им даже в звезды верится с трудом,
В жизнь без Хозяина – тем паче.

Хоть не штыки нас ждут – шлепки,
Но старая канва уже легла на пяльца,
И пусть провисли, но по-прежнему крепки,
Невидимые нити в чьих-то пальцах.

Накал страстей по перемене ветра,
Юнцов, коленями не вросших в землю…
Но, боже, сколько еще лет и километров,
Гасить огонь звезды, венчавшей Кремль.
01.2005

XXX


Чи роздивлюсь, чи стане,
Він вже нарешті мій,
Вирій, так довго чеканий,
Обрій світлих надій.

Очі закрию і бачу,
Світ, де нема хрестів,
Нема печалю і плачу,
Наруги нема й поготів.

Всесвітом плекана воля,
Тугой бринить в серцях,
Невже оце наша доля,
Вбитий у душі цвях ?

І, якщо знов не скресне,
Крига і цвіль с повік,
Хай тоді наші весни,
В темряві зникнуть навік!

XXX

 Серые сумерки стисли,
 Дня уходящего свет,
 Угасшей, бесплодной мысли,
 Быстро тающий след,
 
 Не скажу ничего, промолчу,
 Все скрыто густой пеленой,
 Я зажег бы сейчас свечу,
 Закончились, нет ни одной.
 
 Я не налью за удачу,
 Не подойду к плите,
 Не засмеюсь, не заплачу,
 Просто сижу в темноте,
 
 Я не храню веру,
 Не хороню мечту,
 Не чаю любви меры,
 Молчу, смотрю в пустоту,
 
 Словно очерчен кругом,
 Пришедших из памяти снов,
 пройду из угла в угол,
 Не посчитав шагов,
 
 Лишь пустоту я вижу,
 заперта дверь на засов,
 И, как воздух бездвижны,
 Остывшие стрелки часов.

XXX

 С цветка любви 
                     срывает
                               ветер 
                                    лепестки,
 Пустых намерений и сожалений запоздалых,
 Решись,
           успей,
                 коснись протянутой руки,
 Жизнь так  длинна,
                          но времени в ней мало...

XXX

 Если голос простужен,
Не выйдет красивой песни,
Когда уже все сказал,
И не найти слов,
Ну-ка, давай, спросим,
Что будет, если,
В жизни моей больше,
Не будет пут и оков?

 И, если вернемся туда,
Где нас не ждали,
Возьмем и потребуем то,
Что не суждено,
Проверим, правда ли, кровь - не вода?
Так это едва ли...
И, что такое Ничто?
Не все ли равно!

 Верни мне о чем я просил,
Чтоб можно было забыть,
Кажется - нет больше сил,
Но выход один - жить...

XXX

 "О судьбах монархов,
 окончивших свою жизнь на эшафоте"

 Хлещут через край, 
 Нетерпенья дни,
 Слову волю дай,
 Бога помяни!

 Давних лет грехи,
 Не отмыт кистень!
 На помин легки,
 С ложью в новый день!

 И барыш вдвойне,
 Хоть и бьешь не в масть,
 Коль у вас в цене,
 Скоморохов власть,

 Волен править бал,
 Трон меняй на кол!
 Больно шаток стал, 
 Под тобой престол. 

 ... С плах изношенных головы,
 Катятся,
 Веселей веселого,
 На сердце!

 04.2014




Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2019Хостинг от uCoz

?